Фансаб-группа Альянс представляет... русские субтитры к dorama и live-action - Показать сообщение отдельно - Пока ты меня любишь / As Long As You Love Me (Китай, 2020, 46 серий)
Показать сообщение отдельно
Старый 19.08.2016, 22:07   #11
ВалентинаВ
 
Аватар для ВалентинаВ
 
Регистрация: 22.05.2015
Сообщений: 162
Сказал(а) спасибо: 90
Поблагодарили 91 раз(а) в 6 сообщениях
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Jasormin Посмотреть сообщение

Начиталась я отзывов читателей романа и все они в недоумении, что неужто больше не было еще по чему сделать адаптацию. Слишком мрачно, слишком всего, даже для тех, кто привычен к теме запретной любви. И у меня тоже не слишком радужные предчувствия, что даже Скреплено поцелуем покажется цветочками.
Согласна с мнением Jasormin и читателей романа.
Поначалу думала буду ждать этот сериал: Фэйво Сыцунь, Уоллес Чун... Но после первой главы, поняла, что совсем не хочу смотреть.

Если кому интересно, выкладываю перевод.
Дальше переводить не буду. Грусть и мрак.

Спойлеры:

Чжоу Сяомэн ещё умывалась, когда тётушка Сунь уже второй раз стучала в дверь ванной:
- Барышня, опоздаете на занятия.

Не считая водителя и повара в доме было шесть наёмных слуг, среди них четверым дозволялось подниматься на второй этаж. Эти четверо знали, младшая дочь семьи Чжоу утром умывается особенно долго, самое меньшее - немногим больше часа. Персонал не осмелился бы подгонять её, но сегодня у завтракавшего в столовой старшего сына семьи Чжоу было плохое настроение. Задрав подбородок, он приказал:
- Поднимитесь и скажите ей спуститься к завтраку.

В результате тётушка Сунь пошла поторопить ещё раз.

Чжоу Сяомэн тоже знала, что у прислуги не хватило бы смелости подгонять её. Было понятно, кто инициатор. Она наспех выключила душ. От долгого пребывания под горячей водой кожа стала красной и сморщенной. Опустив взгляд, завернулась в банный халат. Несколько раз вымыв голову, она забыла нанести на волосы бальзам-ополаскиватель, теперь они были сухие и спутанные. Попробовала прочесать, не получается. Отбросила щётку, беспорядочно нанесла сыворотку, в итоге удалось привести их в порядок. Подсушила феном, быстро вбила крем в кожу лица, переоделась и спустилась.

Чжоу Яньчжао, не выдержав долгого ожидания, швырнул газету, а Чжоу Сяомэн уже мчалась через несколько ступенек вниз по лестнице.

- Папа, доброе утро, - она улыбнулась пожилому человеку, что сидел во главе стола.
Потом изо всех сил стараясь удержать улыбку продолжила:
– Брат, доброе утро.

Чжоу Биньли во главе стола улыбнулся ей, как младенец, и нечётко произнёс:
- Сяомэн… сегодня не…. надела платье.

Волосы Чжоу Биньли были коротко стрижены, обнажая на коже головы огромный рубец. Его голова сильно пострадала, остались серьёзные осложнения, рассудок семи-восьмилетнего ребёнка. К тому же полтела было парализовано, он постоянно сидел в инвалидном кресле.
Чжоу Сяомэн ласково объясняла:
- Сегодня я иду учиться, поэтому не надела платье.

- Идёшь учиться…
С уголков рта пожилого мужчины потекла слюна. Стоящая рядом прислуга сразу поднесла полотенце, чтобы стереть, потом продолжила кормить старика кашей с голубями, приготовленными на пару. На шее мужчины, как у ребёнка, был слюнявчик. Обычно старик ел в своей комнате, потому что мог употреблять только жидкую пищу, на кухне для него готовили простую еду. К тому же его желудочно-кишечный тракт атрофировался, необходимо было много приёмов пищи небольшими порциями, каждый день он ел по четыре – пять раз, что не совпадало по времени с обычным трёхразовым питанием.

Это Чжоу Яньчжао проявлял величайший интерес к совместному завтраку. Если он был дома, то Чжоу Биньли и Чжоу Сяомэн обязательно должны были присутствовать.

Вот как сейчас.

Прислуга принесла Чжоу Сяомэн завтрак, неизменный бутерброд с тёплым молоком. У неё не было аппетита, но взяла, отрешившись, стала заталкивать куски, как утка на откорме.

- У тебя сегодня до обеда четыре занятия.
В глазах Чжоу Яньчжао мелькнула улыбка, будто напомнил ей по доброте.

Чжоу Сяомэн сделала глоток молока и, непонятно почему поперхнувшись, тотчас закашлялась. Чжоу Яньчжао похлопал младшую сестру по спине и произнёс:
- Не спеши, никто у тебя не отнимает.

Чжоу Сяомэн постепенно перестала кашлять, сделала ещё глоток молока, приподняв взгляд, посмотрела на Чжоу Яньчжао. Его рука всё ещё легонько постукивала её по спине. На ней сегодня была тонкая белая блузка, жар его ладони проникал сквозь ткань, заставляя вздыбиться волоски на теле. Хотелось вернуться наверх и снова помыться.

Её неловкость не укрылась от Чжоу Яньчжао. Уголок его рта скривился, ещё более подчёркивая улыбающееся выражение. Чжоу Сяомэн пытаясь усидеть, что есть силы сжимала стакан молока, будто шею врага. Видя, как у неё от усилия побелели костяшки пальцев, Чжоу Яньчжао прищурился:
- Ты же не хочешь опоздать? Я как раз еду в южную часть города, могу подвезти тебя.

У Чжоу Сяомэн изменился цвет лица, ей не казалось, что Чжоу Яньчжао обладает подобной добротой.

После инцидента с Чжоу Биньли, команда телохранителей Чжоу Яньчжао увеличилась вдвое, но на самом деле тот, кто каждый день следовал за ним как тень, был по-прежнему Сяо Гуан. Сяо Гуан, завидев издалека Чжоу Яньчжао, открыл дверь машины, не обращая внимания на следующую за ним Чжоу Сяомэн.

Все люди из окружения Чжоу Яньчжао давно выучили, что вторая дочь семьи Чжоу ничего из себя не представляет. Чжоу Сяомэн тоже, проявляла такт, каждый раз опустив взгляд к земле, старалась быть максимально незаметной. Но сегодня быть незаметной не получилось. Чжоу Яньчжао задрал подбородок. Она под множеством взглядов, покладисто шмыгнула в машину, но, ещё не успев усесться, услышала, как Чжоу Яньчжао говорит водителю:
-Ты и Сяо Гуан в машину сзади.

Сяо Гуан изменился в лице:
- Брат!

- Иди!

Никто не осмеливался сказать Чжоу Яньчжао «нет», вот и Сяо Гуан не решился, а уж водитель тем более. Они вместе влезли в стоящую позади машину. Чжоу Яньчжао мельком взглянул на Чжоу Сяомэн, ему не нужно было ничего говорить, Чжоу Сяомэн послушно вышла из машины и села на пассажирское сидение.

Чжоу Сяомэн много лет не сидела в машине, которую вёл Чжоу Яньчжао, потому что он был хозяином и уже много лет не садился сам за руль. Его манера вождения была очень агрессивной. Когда он вжал педаль газа в пол, Чжоу Сяочжао невольно откинулась назад и плотно прижалась к спинке сидения, уцепившись за ремень безопасности, как за последнюю спасительную соломинку.

- Не волнуйся, в этой машине бронированные стёкла, девять подушек безопасности, к тому же, у тебя сегодня до обеда четыре занятия, я не хочу, чтобы ты убилась.

Последняя фраза бала сказана вскользь, однако, с издёвкой. Когда они оказывались вместе один на один, тон Чжоу Яньчжао всегда был таким. Чжоу Сяомэн плотно сжала губы, выпитое утром молоко подступило к горлу, она чувствовала, что её укачивает.

Красный свет.

Резкий визг тормозов. Лицо Чжоу Сяомэн ещё больше побелело, она почувствовала, как желудок перевернулся вверх дном. Суетясь, нажала кнопку стеклоподъёмника, думая пустить свежего воздуха, стекло лишь чуть сдвинулось, а Чжоу Яньчжао уже надавил на блокиратор. Стекло быстро вернулось в исходное положение, замки машины защёлкнулись. Чжоу Яньчжао вскинул руку, отвешивая Чжоу Сяомэн пощёчину. «Шлёп!» - удар тяжёлый и жёсткий.

Удар отрезвил Чжоу Сяомэн. Сразу пришёл в голову инцидент с Чжоу Биньли. Тогда остановились на перекрёстке на красный, он опустил окно, чтобы покурить. Пуля снайперской винтовки попала в голову. С тех пор в машине Чжоу Яньчжао никогда не опускали бронированные стекла. Она сегодня, правда, потеряла рассудок, раз забыла про это табу.

Прикрыв ладонью горящую щёку, даже не осмелилась заплакать. Видя её такой, Чжоу Яньчжао, похоже, испытывал удовлетворение. Протянул руку, холодным пальцем приподнял её подбородок, глядя, как у неё на лице вздувается след ладони, произнёс:
- Пощёчина - десять тысяч, провести со мной ночь - пять тысяч. Глядя на это соотношение, добиться, чтобы я тебя ударил, довольно выгодно.

Чжоу Сяомэн упорно сжимала губы, подавляя импульс удушить Чжоу Яньчжао. Если она как-то отреагирует, это только спровоцирует его гнев, лучше молча терпеть. Но было ясно, что Чжоу Яньчжао не собирался отпускать её:
- Вчерашний вечер пять тысяч, сейчас ещё десять, в этом месяце ты заработала на мне пятьдесят-шестьдесят тысяч. По-видимому, медицинские расходы твоей матери снова имеют покрытие.

Ресницы Чжоу Сяомэн слегка вздрогнули, глаза увлажнились. По правилам Чжоу Яньчжао, заплакав, она теряет три тысячи юаней. Она не могла плакать. Дрожащими пальцами вцепилась в ремень сумки, сжимая джинсовую ткань. Инстинктивно хотелось свернуться в клубочек, лучше всего в самом незаметном уголке этого мира. Но она была в машине, пристёгнутая ремнём безопасности и не могла двигаться. Из последних сил вжалась в дверь машины, хоть немного подальше от него, хоть на несколько сантиметров.

Но даже такое лёгкое движение мотивировало Чжоу Яньчжао. Он протянул руку, обхватил её затылок, наклонился и поцеловал её. Чжоу Сяомэн не смела возразить, но под его наглым напором плотно сжала губы, сопротивление было легко сломлено. Его поцелуй всегда был полон вкусом крови, сегодня снова её язык пострадал, от боли всё тело немело. Чжоу Яньчжао наконец отпустил её губы, слегка отодвинулся, однако снова не легко не сильно прикусил мочку уха:
- А что если мы введём новые правила?
Его дыхание обжигало шею, интонация мягкая, будто шёпот возлюбленного:
- Эти два года инфляция была просто ужасна. За одну ночь - 5 тысяч, девушки в ночном клубе берут больше. Речь же идёт о моей младшей сестре, не хорошо принижать твою цену… Мы изменим… как насчёт пяти тысячи за раз? Ты можешь напрячься и за ночь заработать двадцать - тридцать тысяч.

Вчера его домогательства были невыносимы. Чжоу Сяомэн знала, просьбами его не смягчить, но «вода всё глубже, огонь всё жарче», у неё реально кончились последние силы, давясь плачем, сглупила и произнесла: «У меня завтра до обеда 4 урока». В результате он пришёл в ярость, хлопнул дверью и вышел.

До сегодняшнего утра его настроение не смягчилось, иначе бы он не стал снова поддевать её. У Чжоу Яньчжао такой характер, кто вызовет его недовольство, он возвратит стократно.

Тело Чжоу Сяомэн ещё дрожало, рукой инстинктивно схватилась за его руку, из последних сил заставила себя произнести:
- Как скажешь…
Чжоу Яньчжао, улыбнулся:
- Договорились.
Замолчал, снова легонько коснулся её губ. Непонятно почему его настроение улучшилось, довольно присвистнул, увидел, что зажегся зелёный, вдавил педаль газа.

Машина остановилась у южных ворот университета, сегодня понедельник, многие не оставались в общежитии, поэтому на стоянке у южных ворот полоса машин. Среди этого разнообразия машина Чжоу Яньчжао бросалась в глаза, опять же машина охраны сзади добавляла значительности. Остановились, Чжоу Сяомэн мечтала только побыстрее покинуть машину, Чжоу Яньчжао напротив запер центральный замок, не позволяя открыть дверь.

Чжоу Сяомэн быстро наклонилась и поцеловала его.

Каждый раз, когда она по своей инициативе целовала его, Чжоу Яньчжао оставался холодным и равнодушным, будто всем телом выражая враждебность. Поцелуй длился полминуты, но он по-прежнему не двигался. Стояли недалеко от ворот университета, и хотя на стекле машины наклеена светоотражающая плёнка, Чжоу Сяомэн, всё-таки боясь, что увидят, поспешно отстранилась и тихонько спросила:
- Ты сегодня вернёшься домой?

Можно сказать, вывесила белый флаг. Чжоу Яньчжао, натянуто улыбнувшись, задал встречный вопрос:
- Ты надеешься, что я вернусь или что не вернусь?

Благодаря сегодняшней оплеухе, она уже скопила на медицинские расходы матери в этом месяце. Конечно, лучше бы он не возвращался, но она искусственно улыбнулась:
- Не важно, придёшь или нет. Я буду дома.

Чжоу Яньчжао, похоже, удовлетворила её позиция, и он, наконец, открыл центральный замок.

Чжоу Сяомэн выпрыгнула из машины и, держа перед собой сумку, быстро пошла к южным воротам.
ВалентинаВ вне форума   Ответить с цитированием